?

Log in

No account? Create an account

March 7th, 2014

1 марта отмечали день памяти доблестной 6-ой роты. Даже спустя14 лет после событий под Улус-Кертом о подвиге этой парашютно-десантной роты Псковской дивизии помнит вся страна.

081219soldat2[1]

Read more...Collapse )
Оригинал взят у jefdrums в Роль СМИ в противодействии терроризму.
Я не люблю журналистов. Эта "вторая древнейшая профессия", как мне кажется, унаследовала многие признаки и поведенческую модель от первой древнейшей. Но, в то же время, необходимо признать один факт: СМИ играют огромную роль в формировании и защите сознания граждан от терроризма, основной задачей которого является именно запугивание общества и навязывание ему целей террористов.
Поэтому я абсолютно согласен с этими словами:

В.В. Путин, Президент Российской Федерации:
«Наиболее эффективный отпор террористы получают именно там, где сталкиваются не только с мощью государства, но и с организованным, сплоченным гражданским обществом».

Без поддержки СМИ нам некуда деться, и, чаще всего, именно СМИ провоцируют истерию и запугивают граждан, позволяя террористам достичь желаемого результата. Что делать в этой ситуации нашей стране?
Немногие об этом знают, но в России с 2009 года проводится ежегодный конкурс "Журналисты России против террора". Официальный сайт конкурса находится тут, и проводят его при поддержке Национального антитеррористического коммитета Союз журналистов России, Союз журналистов Москвы, Российская Ассоциация по связям с общественностью (РАСО).
К счастью, не все журналисты являются пособниками террористов и продажными сволочами, есть среди них немалая часть тех, кто остался верен журналистской этике и является патриотом своей страны.
Хотелось бы привести одну из работ, участвовавших в конкурсе.

Война и любовь разведчика Воробьева (отсюда)

Однажды от одного знакомого спецназовца я услышала такую фразу: «Страшно не на войне — страшно после войны». Смысл этих слов я по-настоящему поняла, когда познакомилась с человеком, чудом вернувшимся с того света. Это старший лейтенант Евгений Воробьев. Разведчик 46-й отдельной ордена Жукова бригады оперативного назначения внутренних войск, которая дислоцируется в Чеченской республике. После тяжелейшего ранения он целый год провел в больничной палате. Перенес восемь операций. Пять раз оказывался в состоянии клинической смерти.
Мы встретились с Женей в Грозном. Через два месяца после выписки. Старший лейтенант Воробьев вернулся в строй, а вскоре ему вручили заслуженную награду — орден Мужества.

Мужество: Война и любовь разведчика Воробьева

[Spoiler (click to open)]

С детства Женька жил по строгому распорядку: подъем в шесть утра, зарядка, пробежка, уроки в школе, потом занятия в музыкалке на баяне и фортепиано, а под вечер несколько спортивных секций. Он любил, когда жизнь насыщена до предела. Ему нравилось ставить перед собой все новые и новые цели и преодолевать трудности на пути к успеху.
Воробьевы жили в алтайском селе Голуха: частный дом, трое детей — Женя, Коля и Раечка, большое хозяйство — коровы, козы, лошади, своя пасека, а вокруг — тайга. В седле Женька уверенно сидел лет с пяти, да и вообще парень он был ловкий. Не отличаясь высоким ростом, успешно играл в баскетбол, здорово прыгал в длину и всегда опережал сверстников на полосе препятствий.
Отец, Аркадий Александрович, проводил с сыном тренировки по боксу и рукопашке. Закончив бить «грушу» в спортзале, Женька шел на репетицию в школу. С друзьями они организовали вокально-инструментальный ансамбль. Воробьев и тут был мастером на все руки — мог играть и на фортепиано, и на синтезаторе, и на баяне.
Когда настало время выбирать профессию, он все больше думал о поступлении в военное училище. Двоюродный брат Сашка уже носил курсантские погоны и, приезжая в отпуск, с азартом рассказывал о своей учебе в Новосибирском военном институте внутренних войск. Выучиться на офицера означало не только получить достойную профессию, но и вырваться из села, где единственное «градообразующее» предприятие, цементный завод, давно перестало быть престижным местом работы.
Вступительные экзамены в Новосибирский институт Воробьев сдал без особого труда и был зачислен в разведвзвод. Больше всего Женьке нравились полевые выходы. Курсантов-разведчиков порой суток на пять вертушками забрасывали в тайгу, откуда они должны были самостоятельно добираться до расположения учебного центра в Искитиме. Здесь тогда только строилась учебная база для подготовки военнослужащих подразделений специального назначения. Многие объекты тренировочного комплекса курсанты делали своими руками. В учебном центре в свободное от основных занятий время курсант Воробьев успевал проявлять свои способности в разных сферах. Например, часто выполнял обязанности повара. Готовить он любил, и это у него хорошо получалось. Казалось, любая задача была по плечу невысокому шустрому парнишке.

Мужество: Война и любовь разведчика Воробьева

По окончании училища распределиться он хотел туда, где у разведки есть реальная боевая работа. Много слышал про 46-ю отдельную бригаду оперативного назначения, поэтому изъявил желание служить в одной из частей этого воюющего соединения.
Из Сибири в Ростов, из Ростова в Моздок, из Моздока в Грозный — для сибирского паренька все в этом путешествии было новым. Когда вертолет, поднявшись в Моздоке, держал курс на «Северный», Женька жадно смотрел в иллюминатор, и от волнения перехватывало дух: он парил над снежными шапками гор, летел навстречу новой жизни, полной боевой романтики, приключений и побед.

Бой у Хаттуни

— Иногда идешь по горам, и ничего не хочется. Сил нет, так бы и упал. А идти надо. Надо себя перебороть, задачу по-любому выполнить должен, — говорит Женя, и в его голосе чувствуется несломленная сила. Когда он прибыл на Кавказ, казалось, что детские мечты сбылись: вот она — настоящая боевая работа — разведка и поиск, выжидание боевиков на заслонах, сопровождение воинских колонн. Об опасности лейтенант как-то не задумывался. Даже приметами пренебрег, когда попросил сослуживца сфотографировать себя на мобильный телефон в веденском лесу у села Хаттуни. На дереве, возле которого сделан снимок, нацарапана дата — 19.07. (2010 год). Через несколько минут после фотографирования рядом с этой датой на коре дерева появится след от пуль…

Мужество: Война и любовь разведчика Воробьева

— Была чудная ясная погода, — вспоминает разведчик, — в район поиска нас забросили накануне ночью. Нужно было найти базу боевиков. Я шел в головном дозоре. Тропа вела сверху вниз. Чутье подсказывало, что надо остановиться и внимательно проверить это место. Я повернулся к своим бойцам, чтобы дать знак, и в этот момент под возгласы «Аллах акбар!» по мне стали стрелять. Как потом выяснилось, в густых зарослях у бандитов был оборудован пост наблюдения. Они видели, как мы шли, и специально выжидали, когда мы спустимся поближе, чтобы расстрелять нас в упор. Первая же пуля попала мне в живот…
— Я находился на такой позиции, что мне удобнее всего было пробраться к лейтенанту Воробьеву, — добавляет сержант Павел Шкатов, командир отделения. — Взводный упал метрах в двух от большого дерева, но сознание не потерял и продолжал вести огонь. Я полз к нему метров 7–8, но этот отрезок под дождем пуль показался таким длинным!

Мужество: Война и любовь разведчика Воробьева

— Паша подобрался ко мне, вколол обезболивающее и вложил в руку иконку. Я стрелял из гранатомета, и он перезаряжал мне магазин. На базе было 8 бандитов. До них всего метров 15. Потом подоспели два наших пулеметчика. Обрушив шквал огня, они заставили бандитов уйти. Один из них был уничтожен. Бой шел минут пятнадцать, но жизнь за это время прокрутилась в мыслях несколько раз. Страшно было одно — попасть в плен.
— Я пытался затащить командира за дерево, но очередная пуля была теперь моей… Удар в правое плечо, разрыв легкого. Дальше я уже ничего не помню, — нервно закуривая, говорит Павел.
— Я чувствовал, как силы уходят вместе с кровью. Крови я тогда потерял два с половиной литра. — Воробьев бодрится и старается говорить отстраненно, словно это и не с ним было. — Нас с Пашкой несли на носилках два километра, пробираясь по горным тропам сквозь заросли папоротника. Думал о родителях. Жалко было их. Я уже на жизнь не рассчитывал. Умирать, конечно, не хотелось, утешало лишь то, что я заканчиваю свою жизнь достойно, по-мужски, до конца выполнив поставленную передо мной задачу.

Свадьба в госпитале

Что такое любовь, Женька понял еще подростком. В музыкальной школе он сидел за одной партой с Таней Овчинниковой, которая ему ужасно нравилась. Он не мог объяснить почему, но рядом с ней ему было просто хорошо. И, вернувшись с уроков, он всякий раз с нетерпением ждал нового дня, чтобы снова увидеть Таню.
В старших классах у Тани появился новый ухажер, и Женьке частенько приходилось с ним драться, а потом он решил не досаждать любимой девушке и, уезжая в Новосибирск, не тешил себя надеждами, что она его дождется. Время от времени они по-дружески перезванивались, иногда виделись в Голухе во время отпуска. На исходе пятого курса Воробьев позвонил Тане и пригласил на выпуск. Она ответила: «Я приеду».
В ресторане, где новоиспеченные лейтенанты обмывали свои первые звезды, собралось человек шестьдесят: вчерашние курсанты, их жены и невесты, преподаватели, курсовые офицеры. В самом начале вечера Женька попросил слово. Он встал из-за стола, взял микрофон и, поздравив однокашников, сказал:
— Сегодня я очень счастлив, потому что ко мне приехала девушка, которую я очень люблю. Ее зовут Таня.
Зал зааплодировал, а Таня опешила от волнения и счастья.
Отпуск они провели вместе, потом Таня вернулась в Барнаул — она училась на технолога в пищевом институте, а Женька отправился служить на Кавказ. Они созванивались каждый день. Когда разведчики уходили на задание, Женька сообщал:
— Танюш, я ухожу на работу. Три-пять дней меня не будет, но ты не волнуйся, я обязательно вернусь и позвоню.
В те июльские дни Таня ждала звонка. Прошло пять дней — абонент недоступен. Семь, восемь, девять… О Женькином ранении она узнала от его двоюродного брата.
Первые операции лейтенанту Воробьеву сделали еще в госпитале 46-й бригады в Грозном. Дня через три он очнулся. Вернее, впервые после потери сознания подал голос. Он орал и метался в бреду. Ему снилась война, стрельба, боевики, которые атакуют со всех сторон. И этот сон крутился бесконечно. Еще через три дня он уже пришел в себя. Лечение продолжилось в Москве. Если честно, врачи не верили, что удастся поднять на ноги такого тяжелого пациента. Ему разворотило все внутренности. После каждой операции Женька был опутан бесчисленными проводками и трубками. Ноющие боли не давали покоя ни на минуту. Больно было даже говорить. Он сильно похудел, долго не вставал. Когда поднялся, стала кружиться голова, ноги не слушались. Будь на его месте кто-нибудь послабее, то, наверное, предпочел бы умереть, чем терпеть эти муки. Но Женька хотел жить. Он не привык сдаваться. От родителей он до последнего скрывал, что ранен, а когда они узнали, строго-настрого запретил приезжать к нему в госпиталь. Не хотел расстраивать близких. Таня, правда, запрета не послушалась и приехала в госпиталь.

Мужество: Война и любовь разведчика Воробьева

— Видишь, я ранен. Не знаю, выживу или нет. Я не хочу быть для тебя обузой. Подумай. Я приму любое твое решение, — заявил Женька своей невесте.
— Я буду ждать, когда ты выздоровеешь. Я тебя не брошу, — уверенно отвечала Таня.
Потом снова операция за операцией. Борьба за жизнь. Жадная борьба. О возвращении в строй не было и речи. Прошло 10 месяцев, как Воробьев попал в госпиталь. К тому времени он уже стал ходить, самостоятельно есть, немного поправился.
— Я прилечу к тебе. Очень соскучилась, — позвонила Таня.
— Захвати с собой какое-нибудь платье покрасивее, — велел Женька. — Может, в ресторан выберемся, я уже почти здоров.
Воробьев уговорил врачей отпустить его в аэропорт, чтобы встретить невесту. Поехали с другом. Встретив любимую, Женька тут же подарил ей кольцо, купленное в аэропорту, посадил в машину и скомандовал водителю: «Едем в ЗАГС!». В тот день подали заявление, а на следующее утро сотрудники ЗАГСа сами приехали в госпиталь, чтобы расписать необычную молодую пару. Гостями были доктора, священник госпитального храма отец Алексей и срочник Миша Никитенко, который проходил службу в госпитале и помогал лейтенанту делать первые шаги после сложнейших операций.

Мужество: Война и любовь разведчика Воробьева

Ровно через год после ранения теперь уже старший лейтенант Евгений Воробьев вернулся в Чечню. В строй.
— Я теперь вдвойне ценю жизнь, потому что знаю: она может оборваться слишком быстро и неожиданно, — признался напоследок офицер. — Я много думаю о том, чтобы изменить свою жизнь, отодвинуть службу, войну, разведку на второй план, посвятить себя семье. Но пока не получается. Есть долг и настоящая мужская работа, которая пока не отпускает. Да и я, если честно, буду не совсем я. И вот еще что… — заметно смягчив тон, обратился ко мне Евгений, — напишите обязательно про Таню, напишите, что я очень сильно ее люблю.

Юлия АФАНАСЬЕВА
Фото из архива автора

Подготовка таких профессиональных журналистов - задача высших учебных заведений.

Роль СМИ в информационном противодействии терроризму (отсюда)

Неклеев С.Э. – Заместитель декана факультета журналистики МГУ имени М.В.Ломоносова, кандидат филологических наук, доцент

Я представляю не только факультет журналистики МГУ, но и гильдию межэтнической прессы России. Хочу поприветствовать всех участников этой конференции. МГУ разрабатывает проблему участия СМИ в антитеррористической деятельности более 10 лет. На конференции коллеги затрагивали важные темы, но необходимо учитывать, что реакция СМИ регулируется с помощью нескольких элементов единой информационной системы.

Современное российское медиа-сообщество – это в первую очередь крупный медиа-бизнес с высоким уровнем капитализации и вовлеченности в рынок, поэтому его участие в противодействии терроризму не только зависит от этическо-моральных принципов журналистики, но и согласуется с определенным поведением на информационном рынке. Любой теракт – это событие, которое управляется по технологии информационного взрыва. Участие самих свидетелей и жертв теракта в информационном процессе играет важную роль, потому что блогосфера и микроблогосфера (Twitter, Vkontakte, Facebook) дают возможность простым гражданам участвовать в информационном процессе.

[Spoiler (click to open)]

Если мы вспомним события взрывов на станциях метро Лубянка и Парк Культуры, то надо сказать, что первые три часа НАКу было очень сложно остановить развивающуюся взрывную волну страданий жертв, а также волну эпатажа, пошедшую в медиа. Остановка этой волны произошла благодаря позиции представителей медиа, проверяющих источники информации и сотрудничающих с силовыми структурами. Существуют различные бизнес-концепции развития СМИ. Сейчас многие российские, американские, европейские СМИ выработали определенные позиции, программу действий в случае событий террористического характера.

СМИ не могут полностью заблокировать информацию, даже если они полностью согласны с действиями борцов с терроризмом. Выработка системы информирования – сложный процесс, который кроется как в недрах самих информационных коллективов, так и в тех, кто осуществляет сбор, переработку и подачу информации в эфир, на полосу, на сайт. Если мы говорим о том, какова структура информационного взрыва, то надо понимать, что сетевые медиа сейчас находятся в первом эшелоне взаимодействия с событием.

Речь идет о системе горизонтального развития медиа, если мы говорим о блоговой и онлайн-журналистике, о системе вертикального развития, когда информация перекочевывает с одного канала на другой, захватывая все большую аудиторию.
Факультет журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова столкнулся с проблемой того, что необходимо учить молодых журналистов, как работать в ситуации террористического характера. Свобода слова значима в демократическом устройстве государства. Но воспитание свободы слова, как и свободы ответственности, важны потому, что журналист без гражданской позиции не сможет пойти на взаимодействие с органами государственной власти. Позиции госвласти и медиа-бизнеса по некоторым аспектам расходятся.

Если же у журналистов формируется активная гражданская позиция, т.е. неприятие идеологии разрушения и страха, на которой базируется терроризм, то происходит обратный эффект. Приведем в пример опыт израильских СМИ, которые научились бороться с идеей страха. В Великобритании такие издания, как Times, Daily Telegraph, Sun, выработали разноформатную систему управления информацией в ситуации террористических актов. Когда мы говорим о контроле над инфосредой, надо учитывать, что террористическая угроза существует не только в зоне локальных военных конфликтов, но и в мирной зоне, например, в Москве. Резонанс на месте события значительно выше, чем резонанс от географически удаленного события. Это часть психологии человека. Если что-то происходит рядом с вашим домом, то уровень вашего ощущения опасности будет выше, чем от события, которое происходит вдали от места проживания.

Новость, действительно, похожа на круги на воде. Попадание камня в воду вызывает всплеск, который захватывает не большое, но достаточное пространство, затем исчезает. Обратимся к системе, которая получила большое распространение в мире, как система контроля над источниками. Она используется, например, в практике информационной стратегии Белого дома США. СМИ получают информацию почти в открытом режиме, но ее предварительно готовят специалисты из антитеррористической коалиции.

Существует негласная договоренность о том, что террорист не попадает в поле медиа как субъект информации. На этапе оценки критической ситуации в первые три часа многое зависит от журналиста. Оценка последствий со стороны журналиста не может быть полностью адекватной. Существует более взвешенный уровень – редакционный. Мы часто забываем, что журналист в эфир напрямую попасть не может.

Существует такой миф, что приехала съемочная группа, установила оборудование, и начался «экшн». Для того чтобы группа вышла в эфир, должен произойти целый ряд событий. Прежде всего, должна быть команда редактора, ответственного за вход в эфир. Также стоит напомнить о премодерации в случае онлайн-медиа. Единственное место, где уровень модерации самый низкий – это радио-журналистика. Но радиожурналисты не могут нас полностью перенести на место событий так, как это делают тележурналисты и журналисты онлайн-СМИ. На этом этапе должна происходить оценка ситуации, как со стороны журналиста, так и со стороны представителей государственных структур. Часто бывает так, что редакции идут на открытие информации только потому, что молчат пресс-службы. Так было в случае с трагедией Норд-оста.

Если мы говорим о журналистике как о виде бизнеса, то надо иметь в виду, что для производства информации необходим кратчайший путь к источнику. Если им становятся представители силовых структур, антитеррористической коалиции, то у журналистов не возникают потребности проверить эту информацию. Любой психолог подтвердит, что самая яркая информация – это первая по очередности. Все, что идет в эфир далее, будет отталкиваться от первой информации. Только позже произойдет оценка и получение логического вывода. Работа по подготовке журналистов должна быть направлена на то, чтобы момент эфира и восприятия следовал после оценки критериев при взаимодействии с НАКом.

МГУ имени М.В. Ломоносова разрабатывает совместно с Геннадием Дзюбой и Александром Сладковым методику поведения журналиста непосредственно на месте событий, а также совместно с администрацией Президента РФ – технологию, позволяющую оценить события на следующем этапе (так называемое младшее редактирование). Таким образом, нам надо не только научить человека оказывать медицинскую помощь, но и дать возможность психологически адекватно реагировать на события, формируя оценку у зрителей.

Почему заговорили только в XXI веке о терроризме, который известен всему миру еще с давних пор? Вспомните случаи террористических акций в начале Первой мировой войны. Это был терроризм, но никто не осмысливал его идеологию, как это происходит сейчас. Многие годы повторяют про него одно и то же, а именно – что это болезнь и чума общества. Мы должны понимать, что опасность не уменьшается. Невозможно справиться с террористической угрозой исключительно силами государства, требуется обратиться за поддержкой к частному бизнесу, СМИ, современной науке, общественным, религиозным, национальным организациям. Казалось бы, что все всем понятно. Считалось, что, уничтожив главного бандита, разрушив организационную структуру, существующие между банд-формированиями связи, можно праздновать победу.

Обратимся к выступлению Президента РФ на 64-й сессии Генеральной ассамблеи ООН, в котором, характеризуя сложившуюся ситуацию, Президент РФ отметил, что кроме экономического кризиса мировому развитию продолжают угрожать региональные и локальные конфликты, в частности терроризм. Деятельность террористических организаций и отдельных лиц, направленная на насильственное изменение конституционного строя РФ, атаки на организации и органы государственной власти являются одним из источников угрозы национальной безопасности страны.

Россия оказалась на постсоветском пространстве одной из первых стран, которая на себе почувствовала опасность международного терроризма. Президент России еще в середине 1990-х гг. обратил внимание ведущих стран мира на то, что события на Кавказе угрожают не только России, но и международному сообществу. К сожалению, приходится констатировать, что для того, чтобы образовалась действенная антитеррористическая коалиция, потребовалось пережить 11 сентября 2001 года. Хотя достаточно вспомнить разрушенные дома в Москве или аналогичные случаи в других городах страны. Но трагедия 11 сентября произошла на глазах сотен миллионов людей.

Тогда Центр международной торговли, как символ США, был разрушен вследствие атаки террористов. Тогда появилась антитеррористическая коалиция, и началась систематическая борьба против террористов. Многие страны подписали практически ориентированную программу действий в рамках глобальной контртеррористической стратегии ООН. Документ был принят на 61-й Генеральной ассамблее в сентябре 2006 года. Эта программа состоит из четырех разделов. В первом разделе анализируется проблема антитеррора, а точнее - социальная и идеологическая профилактика терроризма. Нельзя победить, ликвидировав главного террориста, нужно уничтожить целую террористическую организацию со своей системой связей. Наша конференция является частью глобальной антитеррористической стратегии.

Почти 100 стран мирового сообщества поражены террором. В настоящее время как никогда ранее важна российская инициатива в решении данной проблемы. Мы пришли поговорить о связанных с терроризмом социальных, национальных проблемах общества. В принципе, проблемы возникают там, где возникают брешь, пустоты, в сфере национальной идеологии. Именно идеологический вакуум в первую очередь используют террористы. Они внушают людям, что можно добиться желаемой цели, если взять автомат и вместе с остальными пойти на захват заложников, устроить теракты и диктовать власти свои условия. Государственная пропаганда имеет малый успех.

Однако если подключить к пропаганде молодежные организации, религиозных лидеров, членов национальных объединений, то я абсолютно убежден, что государственная национальная антитеррористическая идеология сработает. Нельзя затыкать прессе рот, она живет по своим законам. Но вместе с тем должна быть четкая журналистская этика, ответственность за передаваемую информацию. От журналистов требуется не навредить проведению контртеррористических операций.

Террористы нацелены на уничтожение особо опасных производств, таких как атомные электростанции, химические предприятия. Научной разработкой системы защиты и профилактики терроризма занимаются как госорганы, так и институты гражданского общества. Подчеркну, что у нас есть значительное продвижение вперед в данном вопросе. Еще одна направленность террористических действий – это массовые зрелищные мероприятия, например, чемпионаты по футболу. Многие организации экстремистского толка пытаются использовать в своих целях данные мероприятия, подрывая общественную безопасность. Общественным организациям необходимо заботиться о сохранении порядка в таких случаях.

Еще одно направление террористической активности – это Интернет. Одним из важных достижений последних лет следует считать использование быстрых телекоммуникационных сообщений посредством электронных сетей. Это положительное явление в нашей жизни, которое также используется в целях распространения идей терроризма. Сеть используется для идеологической пропаганды и агрессии. Интернет – это оружие распространения террористических знаний. Это оружие, которое позволяет рекрутировать молодежь не посредством прямых контактов, а опосредованно, находясь на удаленном расстоянии от потенциальных адептов терроризма. Через него идет финансовая подпитка организаций террористической направленности.

Используя телекоммуникационные связи, террористы выходят на особо опасные производства, организация аварий на которых по вине террористов весьма опасна для мирного населения. Речь идет об оружии массового уничтожения, которое может попасть в руки террористов. Научное и бизнес-сообщество должны принять непосредственное участие в решении этой насущной проблемы. Считаю, что данная конференция будет иметь положительный эффект в плане создания антитеррористической стратегии.


Достаточно интересным является и недавнее выступление официального представителя НАК Николая Синцова (отсюда)

Синцов Н.В. Роль СМИ в противодействии идеологии терроризма. Выступление на пресс-конференции в РИА «Новости». Москва, 23 мая 2013 года.

Наше государство, как и весь мир, уже на протяжении многих лет пытается найти эффективные меры противодействия терроризму, который, как ни прискорбно, действительно стал одной из главных угроз всему человечеству, бичом сегодняшнего дня.

У терроризма нет национальности, терроризм не может иметь морального оправдания. Он скрывает свое лицо под маской религиозных или политических идеологий. Акт терроризма в основе своей является выражением насилия над всем обществом, а основным инструментом, который используют террористы, становиться молодежь.

[Spoiler (click to open)]

Среди главных причин радикализации и вовлечения молодежи в террористические организации можно выделить безудержное распространение идеологии терроризма. Прежде всего, идей религиозно-политического экстремизма, лежащих в основе деятельности «Аль-Каиды» и всех её ячеек, включая «Иммарат Кавказ».

Феномен радикализации уходит своими корнями в духовную сферу человека. Посудите сами, прежде чем действовать, человек должен выслушать, воспринять объяснение процессам и окружающей действительности, поверить этим объяснениям и сформировать свою собственную позицию, побуждающую его совершать одни поступки и воздерживаться от совершения других. То есть, например, прежде чем изготовить и заложить взрывное устройство, человек был подвергнут такой морально-психологической обработке, после которой он сам для себя решил и стал верить, в то, что это «единственный выход из сложившейся ситуации».

В этой связи роль СМИ в формировании мировоззрения человека чрезвычайна высока.

Следует также отметить, что террористы всегда стремятся использовать каналы масс-медиа и СМИ для распространения своих взглядов и информации о своей бандитской деятельности. Более того, они преследуют цель не только добиться освещения своих деяний, но и пытаются получить у журналистов признания законности и моральности своих действий, привлечь новых членов в террористические и экстремистские бандгруппы.

Влияние, оказываемое журналистами на общественное мнение, сейчас можно назвать первостепенным, и террористы пытаются этим активно пользоваться, осуществляя свою криминальную деятельность.
Особенностью современного терроризма является использование информационного воздействия как важного элемента манипуляции сознанием и поведением общества.

К сожалению, довольно часто журналисты уделяют больше внимания самой гонке за новостями и эксклюзивными правами на них. Масс-медиа сами попадают в ловушку и становятся жертвами целенаправленной террористической пропаганды, транслируя и печатая по всему миру их разрушительные идеи.

Современный терроризм становится все более связанным с деятельностью средств массовой информации. Террористы сегодня стараются предельно использовать взрывоопасный потенциал СМИ в своих целях. Практически все террористические группировки имеют собственные масс-медиа, многие содержат свои интернет-сайты. В свою очередь, террористические проявления для журналистов (взрывы, поджоги, обстрелы, убийства) – это центральный информационный повод.

Представители СМИ не просто информируют нас о происходящем, но и формулируют базовые определения, подсказывает выводы, задавая рамки толкования того или иного события.

СМИ – мощнейший инструмент формирования общественного мнения. Поэтому важным направлением в деятельности журналистов является работа по дискредитации в обществе террористических и экстремистских организаций, создание обстановки нетерпимости к любым проявлениям террора, политического и религиозного экстремизма, действиям, направленным на подрыв целостности государства и разжигание межнациональной и религиозной розни. Необходимо способствовать распространению сведений, раскрывающих преступную сущность террористических и экстремистских организаций.

Часто создается впечатление, что журналисты забывают о своей социальной ответственности в обществе, хотя они, несомненно, должны работать для развития правового просвещения людей, а журналистика должна выполнять образовательную и воспитательную функцию.

Процесс влияния на поведение людей с помощью внушения через СМИ великолепно показан в классике советского кино – в художественном фильме Аллы Суриковой «Человек с бульвара Капуцинов». Какое кино ковбои смотрели, так себя и вели.

Аналогичным ярким примером может служить поговорка «Что посеешь, то и пожнёшь». Деятельность журналистов с убийственной определенностью подтверждают правоту поговорки, хотим мы этого или нет. И таких примеров можно привести достаточно много!

Одним словом, даже не упоминая термин  «терроризм», талантливый и неангажированный журналист может создать продукт, который своей позитивной энергией будет указывать на верный путь.

Поэтому я бы хотел пожелать участникам конкурса творческих успехов, а читателям и членам жюри стать на время предвзятыми цензорами, оценивая журналистские работы не только с позиций так называемого «медийного ремесла», а прежде всего с точки зрения пригодности журналистских работ к решению основных задач любого здорового общества:
- противодействию распространения идеологии насилия, т.е. терроризма и экстремизма;
- развитию морального, нравственно и физически здорового молодого поколения;
- воспитанию патриотически настроенных молодых людей по отношению к своему Отечеству;
- формированию нравственной идеологии, рассматривающей свой личный созидательный труд как основу жизненного успеха.

Люди с такой жизненной позицией, на наш взгляд, смогут сделать очень многое для того, чтобы избавить страну от экстремизма и терроризма!

В заключении хочу подчеркнуть, что угроза терроризма вполне устранима. Было бы неверно рассматривать это явление как фатально неизбежное. Но непременное условие победы над ним - объединение усилий всех слоев общества.

Проблема заключается не в том, чтобы уничтожить ту или иную бандгруппу, террористическую организацию. Главная проблема - уничтожить идеологию терроризма.

Сейчас исключительно важно формирование у граждан чувства неприятия насилия как метода борьбы, а также понимания необходимости усилий всего общества по противодействию насилию. Однозначно ясно, что эта борьба должна вестись в области образования, массовой культуры, работы средств массовой информации, формирования общественного мнения и т.д. Победа над терроризмом возможна лишь тогда, когда этого желает общество.

Нужна нашему обществу такая журналистика и такие конкурсы и семинары? Безусловно, да. Это - одна из важнейших частей защиты общества от идеологического и информационного терроризма.
Сформировав объективную, честную и патриотически ориентированную журналистику мы можем предотвратить распространение ложных "сверхидей", и прекратить идеологическую подпитку радикальных исламистов, а значит, и сократить их людские ресурсы.
А дальше? Золотые слова: "те, кто продолжают слушать кукловодов, заканчивают тем, что их пичкают уже не доктора таблетками, а мы. И совсем не таблетками." (с)

Материалы по теме:


  1. Материалы конференции «Основные идеологические установки религиозно-экстремистских организаций, действующих в Северо-Кавказском регионе. Формирование информационного контента в целях дерадикализации молодежи»

  2. «Концепция противодействия терроризму в Российской Федерации. Комплексный подход к формированию и функционированию системы противодействия распространению идеологии терроризма»

  3. Материалы конкурса "Журналисты против террора"

Profile

anti_terror_rf
anti_terror_rf

Latest Month

June 2014
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags



Powered by LiveJournal.com